18+
18+
Слова, Заслуженная артистка Беларуси Зоя Белохвостик.О семье, Томске, «Павлинке» и ув Заслуженная артистка Беларуси Зоя Белохвостик.О семье, Томске, «Павлинке» и увлечениях

Заслуженная артистка Беларуси
Зоя Белохвостик.
О семье, Томске, «Павлинке» и увлечениях

Ее дедушка блистал на томской сцене во время Великой Отечественной войны, когда белорусский национальный театр был эвакуирован в наш город. Зоя Белохвостик, заслуженная артистка Беларуси, впервые в Сибири побывала на гастролях 1985 года и еще успела увидеть дом, где жили ее родные.

Этой осенью одна из ведущих актрис своей страны вновь выступала в нашем городе — в Томск приезжал Белорусский национальный театр имени Янки Купалы.

Мы выяснили у актрисы с какими счастливыми и трагическими историями для ее семьи была связана эвакуация в Томск, чем ей запомнились гастроли 1985 года, и в каком фильме ее можно будет увидеть в ближайшем будущем.

 

— Зоя, ваш дедушка, Глеб Глебов, в 1941 оказался вместе с белорусским национальным академическим театром в Томске в эвакуации. У вас дома как-то вспоминались те времена?

— Конечно. Это серьезный кусок жизни, для нашей семьи это драматичная история. Начиналось все с того, что дедушка с театром гастролировал в Одессе, а бабушка с двумя дочками осталась в Минске. Старшему ребенку было 6 лет, а моей маме 2 года. После бомбежек все бежали из города, в том числе и бабушка. Они с мужем потерялись. Театр был эвакуирован. Тогда у коллектива была замечательная директор. С виду крошечная, миниатюрная женщина, но с каким-то неимоверным директорским талантом! Она сначала перевезла коллектив из Одессы в Москву. Там приходилось репетировать в метро, неимоверными усилиями сохранять костюмы и реквизит. Было ясно: из Москвы надо уходить. Она этого добивалась. Приходила такая малышка к чиновникам, ее спрашивали «Девочка, ты что здесь делаешь?», она сурово отвечала: «Я директор театра!».

Всеми правдами и неправдами она добилась того, чтобы театр вывезли Томск. Ехали медленно, с пересадками. Путь занял не одну неделю. И на какой-то станции труппа случайно пересеклась с бабушкой, которая с детьми тоже была эвакуирована. Кто-то из артистов шел за кипятком и увидел ее с девочками. Так семья воссоединилась, это было потрясающе! В Томск они уже приехали все вместе.

— Какая жизнь ожидала театр на новом месте?

— Насыщенная, в Томске ставилось много спектаклей. Очень серьезной работой была постановка пьесы Корнейчука «Фронт». Другой сильный спектакль, «Поздняя любовь» Островского, дожил до возвращения театра в Белоруссию, он получился удивительным, шел еще долгие годы. Дедушка играл в той постановке одну из главных ролей, Маргаритова. И, конечно, в Томске появилась на свет «Павлинка», в которой тоже был занят дедушка. В 1944 году решили сделать вечер комедий. Туда вошли «Павлинка» и «Примаки», другая пьеса Купалы. Вторая работа оказалась послабее (она была по совсем небольшому драматическому произведению), и вскоре сошла. А «Павлинка» в репертуаре до сих пор.

Кроме спектаклей действовала фронтовая бригада, она обслуживала Калининский фронт.
Дедушка возглавил ее в 1943 году.

— Что рассказывала ваша мама о жизни в Сибири?

— Ее детские воспоминания прекрасны! Например, однажды пришел дяденька и вывалил всю золу (в доме была печка) на снег. И мама потрогала ее, подумала: «Какая замечательная мягкая штука!». Легла на золу в своей желтой шубке. Детям достали неимоверные шубки из козлика, мама считала, у нее была самая красивая. В ней она и лежала в золе, пока бабушка это не увидела.

Естественно, время было голодное. Маму дразнили старшие дети. Тогда намазывали хлеб сахаром и водичкой, такие делали пирожные. И все выходили во двор. Дети повзрослее прятали свой хлеб: «Мы уже съели», а все договаривались растянуть еду, съесть не спеша. Тогда малыши «догоняли» их, мгновенно проглатывали свои пирожные. И тут эти подростки доставали свои припрятанные куски и ели на глазах у детей.

Директор театра старалась, конечно, чтобы все были сытыми, постоянно где-то что-то доставала, артистам многие помогали… Но все равно приходилось непросто. Смотришь снимки тех лет — все на них такие худые, просто обтянутые кожей. Впрочем, несмотря на все проблемы, жизнь продолжалась. Любовь была, кипели страсти, возникали новые отношения.

— В 1944 году театр отправился в Минск?

— И по дороге случилась трагедия… Казалось, беды миновали, впереди счастливое возвращение домой, но 23 сентября в районе Омска произошло крушение поезда, в котором ехал коллектив. Сошли с рейс те вагоны, где ехали купаловцы. Погибло пять человек, в том числе и старшая дочка бабушки, моя тетя… Ей раздробило череп верхними полками. Похоронили погибших около Омска. Бабушка была просто в невменяемом состоянии, ее трое суток не могли увести с могилы. Так что забыть эвакуацию в Томск нашей семье невозможно.

 

— Когда вы впервые приехали в Томск на гастроли?

— Это было в 1985 году, я еще застала дом, где жили мои родные. Он стоял на Пионерском, 4. Помню, здание было деревянным, относительно большим. Глебовы жили втором этаже, об этом рассказала наш помощник режиссера, помнившая времена эвакуации в Томск. Хозяева квартиры радушно пригласили нас посмотреть ее. Показали нам и где был двор, в котором купаловцы, сажали огороды, чтобы выжить. Очень жаль, что больше нет того дома. Мне казалось, он долго простоит, был бревенчатый, внешне очень добротный. Но жизнь идет, все меняется.

— Чем еще вам запомнились те гастроли?

— Мы пробыли тогда в городе не три дня, а целый месяц. Лето, жара! Многое увидели. Были в Академгородке. Часть коллектива показывала спектакли в театре, а постановка «Верочка» отправилась выступать в разных деревнях. Они перемещались по Оби на корабликах. «Верочка» — это небольшой спектакль, камерный, его удобно было вывозить. Очень насыщенная жизнь была! Кто участвовал в гастролях 1985 года, до сих пор вспоминают Томск.

Для меня та поездка памятна еще потому, что именно в этом городе я узнала, что беременна Валентиной (Валентина Грацуева — прим. авт.) — в этом году она приезжала в Томск на гастроли в составе нашей труппы. Мне было тяжело играть, поскольку тошнило все время, а я была «Павлинкой», спектаклей давали много. Но это и очень счастливое воспоминания, что именно здесь я узнала о том, что жду ребенка.

— Вы 18 лет играли Павлинку. Эта роль была важной для актрис?

— Раньше о ней мечтали. Если тебя выбирали Павлинкой, это значило, ты чего-то стоишь как актриса.

 — Насколько тяжело было столько лет сохранять энергетику, не надоедала ли постановка?

— Этот спектакль — визитная карточка театра. На него очень хорошо ходят зрители, кто-то в первый раз смотрит, кто-то в десятый. В зале собираются старики, их дети и внуки. Старшее поколение артистов через этот спектакль прививает младшему любовь к театру. Купаловское слово для нас важно, мы его бережем.

Сцена из спектакля «Павлинка»

 

— Что сегодня происходит в театре имени Янки Купалы?

— Он был востребован всегда, проблемы со зрителями нам не знакомы. Публики по-прежнему много, театр развивается. Сейчас в репертуаре разные спектакли. Пока сохранена в театре хорошая глубокая психологическая «школа», то артисты могут сыграть все, хоть водевили.

— Ваш дедушка и ваш отец были артистами этого театра, муж Александр Гарцуев долгое время работал в нем режиссером, ваша дочь тоже одна из купаловцев… Серьезная династия! А у вас были другие варианты профессии?

— Я хотела стать актрисой, но знала об отношении папы к моему выбору. Он сказал: «Через мой труп!». Я скрыла от него, что все же подала документы. Он уехал на гастроли в Одессу, а я пошла сдавать экзамены. Но все в приемной комиссии знали: отец не хочет, чтобы я училась на актерском. Добрые люди меня не приняли… Я думала, моя жизнь кончилась. Проплакала неделю, но затем поступила в институт культуры на режиссуру. Через некоторое время меня перевели на актерское отделение, а потом я попала в театр Янки Купалы. Доказала, что как актриса чего-то стою.

— А как вы отреагировали на желание дочери пойти по вашим стопам?

— Когда Валюша призналась, что хочет стать актрисой, я ей никаких препятствий не чинила. Сказала: «Поступай сама!». Так оно и вышло. Затем ее приняли в театр имени Янки Купалы. Никто ей в этом не помогал, она выделялась среди своих однокурсников еще на третьем курсе. Слава Богу, она пока не отдыхает, занята во многих спектаклях. Впрочем, выбор дочери был неудивителен. Никто ее специально не подталкивал к актерской профессии, но она видела в семье столько примеров! Дедушка, мама и папа работали в театре Янки Купалы. И маленький ребенок практически жил в театре. Даже когда Валя была младенцем, мы брали ее с собой. Когда дочь выросла, то сказала: «Я ничего кроме театра больше и не знаю, какой у меня выбор?».

— Чем вы занимаетесь помимо работы в театре?

— Мне многое интересно. Я преподаю в Белорусской государственной академии искусств, художественный руководитель актерского курса. Выпустила одних ребят, сейчас набрала новых. Я серьезно с ними занимаюсь. Это, конечно не заменяет актерской работы, это другая специальность. Кроме театральных постановок, я занята в прекрасных антрепризных спектаклях. Обожаю спектакль «Пить, Петь, Плакать» по пьесе Ксении Драгунской. Я в нем играю девочку 10 лет, это хорошая, живая постановка режиссера Кати Огородниковой.

— А у вас есть увлечения, не связанные с театром?

— Да, я много рисую, работаю в разных техниках. Люблю делать кукол, ваяю из войлока. Мне такие хобби помогают жить. Я от природы интроверт, это с возрастом стала более общительной. С детства любила что-то создавать руками, вязать, шить. Это мне легко дается. Кстати, мои способности очень полезны для дипломных студенческих спектаклей. Денег на эти остановки обычно не выделяют, шить костюмы приходится самим. В этом году мы вместе работали над ними, даже шляпы сделали. Я могу еще и грим придумать, и аксессуары интересные.

— Вы снимаетесь в кино. В каком новом фильме вас можно увидеть в ближайшем будущем?

— Летом в России проходили съемки небольшого сериала, его рабочее название «Вместо нее», режиссер Алексей Карелин. Я сыграла маму главной героини. В отпуске вместо отдыха и денег заработала, и получила удовольствие от работы. Когда режиссеры тебя приглашают, это прекрасно! Главное, чтобы нас и дальше выбирали. Артисту очень важно знать, что он нужен.

 

Текст: Мария Симонова

Фото: Мария Аникина

Тэги/темы: